Логин  
Пароль  
 
22 октября 2018 понедельник О проекте |  Реклама на портале |  Карта сайта
Праздники:
Память апостола Иакова Алфеева (I). Состоялось торжественное открытие Карельского государственного драматического национального театра ныне Государственный Национальный театр Республики Карелия (1932 г).
Малооблачно
сейчас4.0 °C
Малооблачно
в Петрозаводске
прогноз погоды

Вход для пользователя

 
Тег-лайн

Остров радости и печали

Строительный бум

Первое, что бросается в глаза, когда приплываешь на остров Валаам — это масштабная здешняя стройка. На пристани выкладывается каменная брусчатка, кругом груды камней и песка, мешки с цементом, десятки рабочих в униформе и гудящая строительная техника. Еще с воды, когда подплываешь только к монастырю видно, что колокольня Спасо-Преображенского собора стоит в строительных лесах. А когда оказываешься подле храма, деревянный каркас, кружащий вокруг колокольни, заставляет всматриваться в высокое синее небо, куда тянутся деревянные мостки, на которых виднеются фигурки строителей.

Ремонтируются служебные помещения, гостиница, в строительных лесах церковь на Никольском скиту (Николая Мирликийского), заново возведен храм А. Невского что возле Владимирского скита. Понятно, такой объем работ требует и большого призыва рабочих. Какая-то часть приезжающих в монастырь ходят в статусе трудников, эти православные люди работают за идею (кормят их, разумеется, бесплатно), а кого-то монастырские хозяйственнее службы нанимают на работу (и здесь бросается в глаза общероссийская ситуация — работают преимущественно граждане Украины и Средней Азии).

Без призванных восстановление Валаамского монастыря шло бы не годы, а многие и многие десятилетия. Этот стремительный строительный бег неизбежно порождает и привычные в миру социальные конфликты. Не все приезжающие за деньгами отдают отчет, куда они попадают, и потому ведут привычный им образ жизни, где не исключаются, например, шумные застолья, не всегда мирно заканчивающиеся (появляется экстренная работа для валаамского медика). Такое случается.

Местные, валаамские

Гражданская жизнь еще теплится на Валааме, и хотя прежнего острого конфликта между местным населением и церковью уже нет, но остающиеся — человек 140 таких — обижаются на то, что монастырь, не объявляя, тихо выдавливает с острова советских его насельников. С прошлого года нет более Валаамского сельского поселения, иначе говоря, на острове нет более местного самоуправления. И возникла по-своему уникальная ситуация, когда на Валааме существует улица Центральная, считающаяся городской Сортавальской. На ней располагаются муниципальные службы, от деятельности которых отказаться нельзя. Скажем, врачебная амбулатория являющаяся подразделением «Центральной районной больницы» Сортавальского района, тут располагается. На этой же улице находится пожарная часть и остатки прежней муниципальной власти: в здании церковно-археологического и природного музея-заповедника сидит работник, принимающий квартплату с гражданских островитян.

Стоимость коммунальных услуг небольшая, за двухкомнатную квартиру жильцы платят в среднем рублей по восьмисот, хотя, прямо скажем, услуги более чем скромные. Централизованного водоснабжения и отопления нет, туалет — общий на этаже. Разбитые подъезды. Жутко обшарпанные стены. Ощущение полной коммунальной заброшенности. Люди платят за занимаемую жилую площадь и за электрический свет. В квартирах, в бывших монастырских помещениях, они прописаны, но собственниками жилья не являются, так как имуществом владеет монастырь. И по мере естественной (и неестественной) убыли местного населения — старики умирают, молодые покидают родительские дома — монастырь постепенно становится единоличным собственником имущества.

В настоящее время сохраняется еще школа-девятилетка, в которой учатся 27 школьников, но, судя по всему, перспективы у нее небольшие (в этом году в первый класс пойдут лишь двое школьников). Из казенных заведений остаются: школа, отделение почтовой связи, амбулатория медицинская, пожарная часть и музей-заповедник (не беру в учет здешнее лесничество).

Монастырские нескрываемо дожидаются, когда советское наследие окончательно иссякнет. Люди, считающие себя коренными жителями — уже третье поколение живет здесь — каждый по-своему объясняют мотивы цепкого держания за остров. Те, кто уже на пенсии, кто на Валааме всю жизнь прожил, не желают рвать себя пополам, будучи убежденными, что, покинув родной остров, они долго не протянут на белом свете. И разговор на эту тему быстро переходит на перечисление фамилий, отъехавших и вскоре умерших.

Сергей Аксентьев, до выхода на пенсию трудившийся на валаамской электростанции, вместе с матерью Клавдией Ивановной живут на Валааме с момента, как здесь обосновался Дом-интернат для инвалидов (с 1952 г.). Собственно благодаря Дому-интернату, где находился Михаил Иванович Аксентьев, изувеченный солдат Великой отечественной войны, и сложилась семья, в которой затем появились двое детей, в свою очередь оставшиеся здесь жить, и уже у сестры Сергея на Валааме выросли свои дети.

— Куда мы отсюда уедем? — переспрашивает меня Сергей Михайлович, и в его взгляде читается ответ.— Представь себе, выросшее дерево взять и вырвать с корнями из земли, а потом пересадить в какое-то друге место. Что с ним будет? Оно погибнет. Потому мы отсюда с матерью в Сортавалу переезжать не будем.

Клавдия Ивановна — насквозь больной человек, давно не выходит из своей квартиры на улицу, ничего сама по дому делать не может и тут все в руках ее сына. Сергей Михайлович варит еду, убирает квартиру, стирает белье (без сестры тут никуда), ухаживает за мамой. Сейчас ему даже на работу не устроиться (а зовут) — Клавдия Ивановна беспомощная, не может элементарно себя обиходить. Это счастье, что у нее есть любящий сын, к любому труду приспособленный.

Желание монастыря навсегда расстаться с гражданским населением С. Аксентьеву понятно, но та холодность и отчужденность, с которой православные братья относятся к мирянам, ему не понятна. И больше всего изводят, сетует он, житейские мелочи. Например, сгорел возле дома сарай для дров, так на прежнем месте отстроить его вновь запретили, выделив дровяник далеко от жилья. Если ему, мужчине, трудно в такую даль — особенно зимой — таскать поленья, то как быть пожилым женщинам? В итоге в общедомовом коридоре вырос дровяник.

Молодые семьи не желают съезжать с острова по схожим причинам (тут родная земля), добавляя к этому в разговоре, что, даже получив в Сортавале квартиру, работу там им не найти. А тут как-то уж приспособились: работа имеется, огород кормит, а главное жить им на острове хочется. Впрочем, эту категорию граждан погонит с острова, когда припрет, необходимость учиться их детям в школе (вдруг она закроется, о чем, к слову, ходит разговор).

Потому не надо быть пророком, чтобы угадать судьбу остающегося еще на Валааме советского поколения граждан: они станут последними из местных.

Продуктовая лавка

Торговля на острове контролируется монастырской экономической службой. Магазин, где продают продукты питания,— только один. Неподалеку от входа в монастырь примостилась церковная лавка с профильным товаром (иконки, свечи) и рядом дверь в продовольственный магазин. Выбор очень скромен, а цены наоборот. Поражает здешнее разнообразие виноводочной продукции (на все вкусы и разной крепости). Рассказывают, что пытались закрывать этот специфический для святого острова торговый отдел, но алкогольная продукция тут же стала предметом подпольного бизнеса. Чтобы не плодить криминальную экономику предпочли вернуть все на круги своя. Хотя само по себе место торговли — прямо у церковных врат — все же смущает. За те два дня, что удалось провести на острове, стало очевидно, что вино с водкой пользуются спросом и у местных, и у приезжих.

И что еще показалось странным, сталкиваясь с предприятиями торговли (не только о продуктовом магазинчике речь), ни разу не удалось получить у продавца чек за приобретенный товар (намеренно спрашивал его, во всех случаях безрезультатно). Впору говорить о «свободной экономической зоне».

Пожарное дело

Неподалеку от стен монастыря расположилась пожарная часть. Доходим до нее. На стульчике скучающе бдит сотрудник в спортивном костюме, рядом наизготове — пожарная машина. Какая-то буквально сказочная тишина вокруг воздушно разлилась, которую приходится нарушить разговором о работе — о пожарах. Выясняется, что на памяти нашего собеседника — это три года, как минимум — ни одного пожара, слава Богу, не приключилось. О самом последнем возгорании рассказывается как об историческом событии. Что радует.

А спустя какое-то время, прогуливаясь по здешним окрестностям, обнаруживаем огромнейшее строящееся здание, почти в три этажа. Выясняется, что это МЧС строит новую пожарную часть. После увиденного — прежней небольшой пожарки — новострой кажется невероятно громадным. К чему такие бюджетные траты? Не исключено, что новый производственный объект совместят с гостиничными нуждами командированных пожарных и их высоких начальников, возможно, с домочадцами.

Амбулатория

В местную врачебную амбулаторию я попал вынужденно, и первое общение с врачом привело меня в шок, еще до обсуждения вопроса собственно и пригнавшего меня поздним вечером в амбулаторию. Врач отказывался меня принимать, потому как он уже лег спать, а вцепившиеся в меня два клеща, которых я обнаружил на себе слишком поздно, требовали срочной медицинской помощи (не клещи, разумеется, а я). Всматриваясь в меня из окна второго этажа, врач стал отчитывать, что надо было, мол, раньше приходить (до шести вечера он принимает), а сейчас дело к полуночи движется и мне лучше прийти с утра. Но клещи ведь не будут дожидаться утра, ругался я в ответ, взывая к совести и укоряя эскулапа в нарушении клятвы Гиппократа.

После препирательств дверь в амбулаторию не сразу, но открылась. Заспанный врач оказался совершено молодым (лет тридцати) и, демонстрируя свое недоброе ко мне отношение, повел в кабинет, ворча, что не надо было в лес входить (в лесу, к слову, я и не был, заполучив «подарок» на игуменском кладбище).

Процедуру выкручивания из меня клещей пропущу, остановлюсь лишь на завершающей стадии их удаления. Когда один из них был передан мне (второй оказался утраченным), то я попросил не забыть сделать мне полагающийся в таких случаях укол, на что врач молча подвел меня к шкафчику с лекарствами, открыл его и коротко объяснил, что кроме препаратов по борьбе с температурой у него ничего нет. По моему лицу поняв нарастающую лавину восклицаний, он упредил ее, сказав, что можно не беспокоиться, так как валаамские клещи не опасны для здоровья человека. Не скажу, что меня это успокоило.

Рано утром я опять был у врача (возникло подозрение, что третий клещ мучает меня). После осмотра страх оказался напрасным, и мы уже спокойно пообщались с медиком. Алексей Брацун отработал на острове около года («отработал» — потому что на момент нашей беседы, он уже подал заявление об увольнении и вот-вот должен был вернуться в Петербург, откуда родом).

Год островной работы совершенно разочаровал его в Валааме, не укрепив и в вере. Внешне благоустроенное здание амбулатории, начал он разговор, лишь обманчиво сулит лечение. Лекарств и медицинских препаратов мало, монахи, понимая это, при необходимости предпочитают отправляться на лечение в Петербург вертолетом, прочих же мирян врачуют тем, что имеется (а мы уже знаем, тут мало что сыщешь).

Молодой врач получал в месяц 6,5 тысяч рублей, кое-как выживая на них, месяц от месяца укореняясь в мысли, что отсюда нужно бежать. Работы, конечно немного, в день с пяток посетителей придут на прием, но угрожала депрофессионализация и мучило безденежье. Как признался Алексей, в Питере, работая в платной медицине, можно в день иметь столько, сколько на Валааме за месяц получишь. Плюс возникали постоянные и трудно разрешимые бытовые проблемы, которые в принципе способен решить монастырь, но чуть ли не всякое препятствие становится подвигом.

Две медсестры живут здесь постоянно, их условия работы и заработок устраивают, а его нет. Труднее всего расстаться ему будет с псом, говорит Алексей Брацун, гладя собаку, лежащую у его ног.

Анатолий Цыганков

Если вы хотите написать комментарий,
сначала необходимо зарегистрироваться
если вы уже зарегистрированы — войдите
Июнь, 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
выбрать день
Погода
Сейчас
4.0°C
МалооблачноМалооблачно
Вторник, 23 (ночь)
3.0°..5.0°
МалооблачноМалооблачно
Вторник, 23 (утро)
3.0°..5.0°
ПасмурноПасмурно
Вторник, 23 (день)
4.0°..6.0°
ЯсноЯсно
Вторник, 23 (вечер)
1.0°..3.0°
МалооблачноМалооблачно
Анекдот
preference your website, thanks and camouflage b confine the considerate field check the latest casino bonus offers